Открывается персональная художественная выставка Стаса Намина

Автор: Администратор

Стас Намин. Откровенно (Inside Out)

Персональная художественная выставка 

Российская академия художеств

10 ноября – 4 декабря 2016

В ноябре 2016 года, в год 65-летия Намина, в Российской академии художеств открывается его персональная выставка под названием «Откровенно» (Inside Out).

«Стас Намин (Анастас Микоян) – культовая фигура в России, музыкант, композитор и продюсер, художник и фотограф, режиссер и продюсер театра и кино, антрепренер. Создатель многих социальных новаторских проектов. Намин – один из основателей отечественной рок-музыки, лидер группы «Цветы». Создатель и продюсер группы «Парк Горького». Автор многих популярных песен («Мы желаем счастья вам», «Ностальгия» и др.). Организатор первого независимого продюсерского центра SNC, откуда вышли многие отечественные звезды. Организатор первых в стране музыкальных фестивалей, в том числе международного музыкального фестиваля мира в Лужниках в 1989г., серии фестивалей «Единый мир», серии международных фестивалей культуры Russian Nights в США, Германии, Корее, Китае и др. Основатель первых в стране частных антреприз: концертного агентства, студии дизайна, фирмы грамзаписи, радиостанции, телекомпании и т.д., положивших начало российскому шоу-бизнесу. Создатель первого негосударственного симфонического оркестра, первого в России театра мюзиклов» –

Википедия 

В последние годы Намин занимается образовательной и благотворительной деятельностью и личным творчеством: изобразительным искусством и фотографией, симфонической и этнической музыкой, постановкой новых спектаклей в своем театре, созданием документальных фильмов и другими творческими проектами.

Намин – опытный фотограф и давно признан в России. Государственный Русский музей выпустил его первый фотоальбом еще в 2001 году. Живописью и графикой Намин серьезно занимается уже более пятнадцати лет. В 2006 году в Театральном музее им. Бахрушина были впервые представлены его графические и живописные работы, смешанная техника – эксперименты с современными компьютерными и другими технологиями. Работы Намина выставлялись в разных галереях и музеях России и за рубежом. За последние три года он создал несколько живописных циклов – серию портретов, серии, посвященные Армении, Италии. В июне 2014-го Намин был избран почетным членом Российской академии художеств.

«В своих живописных работах Намин культивирует образные решения, простые до аскетизма. Он обращается к классическим жанрам – по большей части к портрету и пейзажу, избирая для них элементарные композиции. Наконец, нет в этих работах и того богатства общественных тематик и того эпического охвата явлений мира и жизни, на которых строятся его авторские музыкальные программы и шоу. Напротив, в наминских живописных образах по сути нет ничего, кроме самого факта предстояния перед нами изображенного мотива. Если сказать иначе, главное усилие Намина состоит в том, чтобы явить нам образ в чистом виде, образ как таковой.

Однако «образ как таковой» отнюдь не сводится просто лишь к бесстрастному воссозданию некого миметического мотива. Поэтому у Намина нет ничего от традиционного реализма: в воссоздании реальности он не стремится к иллюзионистической достоверности. Напротив, изображая реальные явления, он часто отходит от их естественного цвета, придавая поверхностям нарочито условный, почти декоративный характер (как будто на объектив поставлен цветовой фильтр), а также часто размывает контуры изображенных мотивов (как будто – использую еще раз фотографическую метафору – слегка сместив фокус). В результате реальный статус изображенного утрачивает устойчивость, хотя и не сходит полностью на нет. Его образы становятся зыбкими, мерцая между достоверностью и видением, они являются нам эйдетическими картинами, т. е. подобными вспышкам ярких воспоминаний о некогда увиденных фактах и явлениях».

Виктор Мизиано,

куратор и теоретик современного искусства

«Экспозиция «Откровенно» состоит из двух частей. В первой он выбирает взгляд в упор, отцентрированное – почти не кадрированное – изображение под обрез холста. В таких вещах, как «Островитянка», «Африканская девушка» ощущается привкус, так сказать, фото-путешественничества: исходный материал экзотичен и этнографичен, как на него ни смотри. Живопись всегда находит механизмы тематизировать момент этнографичности. Одни художники – путем его нарратизации (ориенталисты, например), другие – путем символизации (Гоген). Намин в этих вещах снимает этнографизм за счет одомашнивания: женские портреты не воспринимаются как образ Другого, Чужого, скорее, это – свои. Возможно, здесь Намин действует интуитивно. А вот в портретах членов семьи образный прием отрефлексирован в полной мере. Портреты молодой женщины — видимо, матери художника, и деда артикулируют тему домашней памяти. Это очень важная для Намина материя. Женские образы основаны на старых фотографиях. У них есть своя аура и своя затягивающая, как в воронку, суггестия. Отсюда – столь распространенные приемы стилизации. Но – не у Намина. Он пишет женский образ на основе старой фотографии, но пишет, открывая прием, заставляя почувствовать ритм, процессуальность контакта, – как в работе с натуры.

Это важно для художника: он работает с материалом памяти как с темой присутствия. В «Портрете Анастаса Микояна», деда Намина, эта тема находит продолжение. Фотопортреты Микояна, известной фигуры советской политической элиты, были растиражированы при жизни. У Намина был повод, вслед за уорхоловскими шелкографическими портретами политических звезд, пойти по пути создания icons – образов, артикулирующих публичность, внедренность в массовое сознание. Но он пошел другим путем. Его как раз интересуют аспекты личного опыта. Он тщательно прописывает портретный образ и фон – ковер. Эта подробная передача цвета и фактуры ковра отсылает к драматическому образу В. Мейерхольда на фоне ковра, созданному в 1938 г. П. Кончаловским. Портрет деда в домашней обстановке становится одновременно портретом на фоне эпохи – безжалостно лишавшей даже своих лидеров права на частное и сокровенное. Наконец, к портретному циклу принадлежат работы «Настоятель Храма Гроба Господня», «Гуру из Ришикеша», «У Стены Плача». У этих образов также есть фотомедийная основа, причем – высокого качества: видно, что снимки не случайны, что автор долго «выцеливал» представителей трех религий в характеризующие их моменты. Но при живописной трансформации образ углубляется: это не просто цепко «ухваченная» натурная ситуация, это обобщающий образ переживания религиозного транса, какой-то внутренней вспышки.

Вторая часть экспозиции носит совершенно иной характер: никакой типологии, полный разброс тематических интересов. Но есть, разумеется, базисный фактор. Намин, как уже говорилось, – опытный фотограф, и в фотографии он позволяет проявиться определенным качествам своей натуры: гедонизму, аппетиту к реальности в разных ее проявлениях, какому-то наивному удивлению перед жизнью как потенциальностью самых неожиданных и волшебных событий. Ему интересны истории – как устроено, как это делается, как развивается, причем визуальный нарратив включает и этот интерес: где и как снималось, что переживалось. Эта установка продолжена в представленных на выставке ню, обобщенных пейзажных и жанровых мотивах – в том же «Новом Вавилоне», армянской этнике или сценках из «жизни лошадей».

В живописи Намина есть элементы photo-based art, присутствует остаточное содержание фотографического. Фотомедии, как верно писал еще Р. Барт, присуща суггестия затягивания, засасывания в свою экзистенцию, по-русски эту процессуальность можно было бы определить как морок. Photo-based art чаще действует по другому принципу: суггестивные ресурсы фотографии здесь направлены не вовне, а «на зрителя». Это стратегия материализации. Она убедительно проработана поп-артом, скажем, в шелкографиях Э. Уорхола. «Опредмеченный» образ (часто – усиленный навязчивой серийностью) «застревал» в сознании и вместе с тем ускользал от логического анализа. В своей живописи Намин не прошел мимо этого поп-артистского опыта материализации – дереализации. Манипулятивность сознанием его не интересует. Он коррелирует медию «под себя» — под свое жизнелюбие, свой характер. Материализация для него — род присвоения, апроприации. Но присвоения очень авторского, наминского. Он не хочет создавать icons универсального плана, характеризующие «все и ничто». Ему важно присутствие именно в его мире. Наминское «присвоение» носит радушный характер: он апроприирует, чтобы поделиться. Со своим кругом, с понимающими людьми. Если его фотографии репрезентировали выходы в неизведанный незнакомый мир, то его живопись – часть его ближнего, чуть ли не домашнего пространства. Это – своего рода визуальные трофеи. Конечно, это не троекуровская «счастливая способность тщеславиться всем, что только ни окружало его». Художник не тщеславится, он делится своей счастливой способностью авторизировать окружающее как цепь личных историй, в которых он принимает участие. Он делится «своими лошадьми («Аллюры», «Всадники»), своими воспоминаниями о красивых женщинах, «своей» Арменией. Это чуть простодушное, но потому и столь редкое в современном искусстве «визуальное радушие» – симпатичное качество живописи Намина».

Александр Боровский,

искусствовед, куратор, заведующий отделом новейших течений

Государственного Русского музея

«Обращение к живописи понадобилось Намину, поскольку только так он мог изображение превратить в образ, который, не претендуя на то, что показывает нам более того, что мы перед собой видим, одновременно с этим оставляет у нас ощущение, что то, что мы видим, на самом деле не существует. И нужно это Намину не для того, чтобы убедить нас в несуществовании бытия, а напротив – для того, чтобы внушить нам, что за тем, что мы видим, скрывается намного большее, чем то, что мы просто фиксируем взглядом.

За любым фактом реальности, за любой личной встречей и впечатлением, за любым свидетельством и документом есть вселенская толща истории, есть неисчерпаемая сеть связей и отношений, есть гулкая бесконечность бытия».

Виктор Мизиано,

куратор и теоретик современного искусства

Все изображения для публикации предоставлены пресс-службой Театра Стаса Намина.

Топ-10: Новости

Все новости »

Топ-10: Статьи

Все статьи »

Топ-10: Афиша и анонсы

Вся афиша »
© «TheMoscowLife.ru», 2005-2018

Ресурсы издательского дома DVSTYLE Media: www.themedicalnews.ru, www.thebeautynews.ru, www.fashionhome.ru, www.themoscowlife.ru, www.thepetersburglife.ru, www.dvstyle.com.ru

Цитирование материалов сайта возможно только с разрешения редакции и при наличии гиперссылки.

Редакция не несет ответственности за достоверное содержание информации в рекламных материалах.

Телефон/факс : +7 (495) 589-81-44; е-mail: info@themoscowlife.ru

Mail.Ru